Суббота, 26.09.2020, 05:27
Приветствую Вас, Гость!

Вход | Регистрация

Бизнес-эксперт
Календарь новостей
«  Июль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
КонсультантПлюс Правовой сайт
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Плохо
4. Неплохо
5. Ужасно
Всего ответов: 52
Главная » 2012 » Июль » 28 » Д. Медведев встретился с руководителями рабочих групп «Предпринимательской инициативы» (завершение стенограммы)
Д. Медведев встретился с руководителями рабочих групп «Предпринимательской инициативы» (завершение стенограммы)
13:51

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Надо продолжить работу. Я не буду специально что-то долго комментировать. Одно скажу, мне кажется, что установление обязательной доли по линии малого и среднего бизнеса в государственных закупках, которые осуществляются компаниями с государственным участием, равно, как и в соответствующих подрядных работах, было бы справедливым, тем более, что аналогичная норма действует в отношении обычных государственных закупок. Так что можно интегрировать это в набор предложений, который вы делаете. Ну и по другим направлениям продолжить сотрудничество.

Мы там перескочили с таможенной проблематики. Я всё-таки хотел бы понять насчёт этого безбумажного оборота. Как у нас обстоят дела?

В.М.Малинин (первый заместитель руководителя Федеральной таможенной службы России): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Позвольте коротко прокомментировать выступление господина Сурвилло. Ситуация в морских портах действительно не самая благополучная и проблемы копились годами. Они зависят от многого, в том числе и от инфраструктуры. Простой пример – вывоз контейнеров, прибывающих в порты. Именно поэтому порой бывают задержки. И со стороны таможни предпринимаются не всегда адекватные усилия, для того чтобы разгрузить портовые терминалы.

Что касается бизнеса, я напомню, что уже много лет существует Общественно-консультативный совет при Таможенной службе Российской Федерации. Туда могут приходить все, кто пожелает. Мы всех выслушиваем и делаем соответствующие выводы.

Что касается бизнеса и совета с бизнесом казахстанским, белорусским, российским. Не секрет, что порой интересы бизнеса казахстанского, белорусского и российского не совпадают. Мы, конечно, попытаемся это сделать, но интересы разные и примеров тому достаточно. С точки зрения предварительного информирования (выступление господина Сурвилло), это прямое введение в заблуждение нашего уважаемого собрания. 17 июня введено предварительное информирование, напомню, только на автомобильных пунктах пропуска. Так было задумано, так и сделано. И я сам был очень насторожен по отношению к тому, как это пройдёт, но была проделана очень серьёзная большая работа и сбоев в этом отношении практически нет. Для тех, кто подаёт документы заранее и прибывает на пункт пропуска, предъявляя свои документы, оформление ускорилось и значительно ускорилось. В наших планах – введение предварительного информирования в морских портах и авиаузлах.

Что касается пункта пропуска. Замена, специализация – это всё есть в дорожной карте, которую Вы, Дмитрий Анатольевич, утвердили, и установлены соответствующие сроки по совету с бизнесом: реорганизация, ликвидация, специализация. Это будет, безусловно, сделано.

Что касается бумажного оборота, то это тема уже такая застарелая. Дело в том, что по некоторым причинам мы должны просить от других ведомств документы в бумажном виде. Сейчас с налоговой службой мы решаем эту проблему (один из документов, которые должны были нам предоставляться), это касается налоговой службы и ещё ряда министерств и ведомств. Это будет решено, и это тоже есть в дорожной карте.

Д.А.Медведев: Вопрос в том, когда будет решено, потому что, мне вот коллеги подсказывают, что вроде бы это в 2012 году хотели всё решить, сейчас перенеслось на 2014 год.

В.М.Малинин: Дмитрий Анатольевич, я отдаю себе отчёт в том, что ликвидация бумажных документов – это принципиальная вещь, поэтому максимально ускорим ликвидацию бумажных документов и сделаем всё возможное, для того чтобы всё перешло в электронный вид.

Более того, там принципиальные вещи по ограничению количества документов, предоставляемых таможне, не ограничению, а их принципиальному сокращению, что является принципиальной вещью. И второе – время сокращения оформления пунктов пропуска. Все остальные пункты дорожной карты очень важны, но вот эти принципиальные, и это будет сделано, безусловно. Мы отдаём себе отчёт, Дмитрий Анатольевич, поверьте.

Д.А.Медведев: Я рад, что вы отдаёте отчёт себе, мы тоже все себе здесь отчёт отдаём в том, что ничего у нас не изменится до тех пор, пока эти бумажки будут ходить. Бумажки – это наш бич, и вокруг бумажек все основные танцы и устраиваются, основные проблемы возникают, взятки берутся и всё остальное, что связано с ненадлежащим исполнением государственными служащими своих обязанностей. Но тем не менее истина всегда конкретна. Говорят, что проблема не в таможенной службе, а в налоговой. Вы виноваты, признавайтесь? Пусть ответят.

В.М.Малинин: Нет, нет, не в налоговой, Дмитрий Анатольевич, ни в коем случае, я не говорил.

М.В.Мишустин (руководитель Федеральной налоговой службы Российской Федерации): Я готов признаться, но я так понимаю, это подтверждение нулевой ставки, правильно, по 151-й? Что речь идёт об обмене информацией с таможенной службой при подтверждении соответствующих документов, которые нам необходимо передавать в таможенную службу? Это реализовано практически сейчас на сайте, и с точки зрения передачи этой информации мы договорились о формате, утвердили его, в дорожной карте это есть, и есть соответствующие сроки. Я этой проблемы не вижу.

Д.А.Медведев: И я не вижу. Так когда вы откажетесь от этих бумажек?

М.В.Мишустин: От каких бумажек? От подтверждений? Если готова таможенная служба взять, мы им в формализованном электронном виде готовы отдать это хоть завтра.

Д.А.Медведев: Ну просто таможенная служба говорит: мы готовы обойтись без бумажек, но бумажки нужны не нам, а нужны налоговой службе.

М.В.Мишустин: Если позволите, Дмитрий Анатольевич. 70% компаний в стране подают декларации в электронном виде. Формализация процедур, связанных с обменом информацией, – для нас это вопрос формата, который…

Д.А.Медведев: Ну мы сейчас не про налоговые декларации, мы про бумажный документооборот между ведомствами, между таможенной службой и налоговой.

М.В.Мишустин: Простите, это реализовано на сайте на текущий момент, подтверждение.

Д.А.Медведев: Коллеги, давайте не будем тогда друг на друга кивать и шарик перебрасывать из одной стороны в другую. Я вам даю 10 дней, чтобы разобраться с этим. Если реально проблема существует, тогда объясните, какая. А если нет, тогда закройте эту тему и сделайте так, чтобы хотя бы между двумя ключевыми ведомствами оборот был, наконец, электронный, а не бумажный.

М.В.Мишустин: Есть.

Д.А.Медведев: Договорились. Пожалуйста (обращаясь к П.М.Фрадкову).

П.М.Фрадков (директор ОАО «Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций»): Спасибо, Дмитрий Анатольевич, очень коротко по дорожной карте поддержки экспорта. Могу сказать, что, наверное, работа у нас была более творческой, потому что речь шла не об изменении чего-то существующего или глобальном изменении чего-то существующего, а о создании, по сути, нового, создании такой системы полномасштабной государственной поддержки экспорта. Правда, интерес был огромный со стороны бизнеса к этому вопросу.

Так, не вдаваясь в детали, три основных направления, на которых мы остановились. Это консультационно-информационная поддержка по доступу товаров на рынок с учётом вступления России в ВТО. В принципе понимание есть – и как задействовать государственный аппарат за рубежом, и возможности бизнеса, деловые советы, есть понимание того, что нужно сделать в регионах с точки зрения создания центров поддержки экспорта, компетенций так называемых. Тут, я думаю, работа будет активно продолжаться и понимание глобальное есть. Есть второе направление – административно-фискальные процедуры, это возмещение НДС при экспорте, валютный контроль, возврат валютной выручки. Тоже рабочая совершенно ситуация, и там буквально два-три направления, по которым работу надо провести. Я бы остановился на таком более сложном и комплексном вопросе – это собственно обеспечение финансирования, доступ к финансированию. Это основной вопрос, который задаёт бизнес, это дешёвые и, главное, длинные деньги с точки зрения экспортного финансирования. Вот это, наверное, самый сложный, самый комплексный вопрос на данный момент. Мы на него внимательно тоже смотрим с точки зрения рабочей группы. Есть конкретное понимание, как двигаться, и в общем есть работа и с Министерством финансов, и с Центральным банком, и со всеми заинтересованными ведомствами.

На один момент внимание обратил бы – сейчас Россия активно участвует в процессе присоединения к ОЭСР, в переговорном процессе. ОЭСР – это организация, которая, собственно, является основным регулятором системы государственной поддержки экспорта. Было бы, наверное, очень важно, чтобы бизнес тоже активно принял в этом участие, потому что нам очень важно, с одной стороны, нормативную базу привести в соответствие с требованиями этой уважаемой организации, с другой стороны, чтобы это было применимо у нас. В общем, наша рабочая группа этому особое внимание уделяет. Более того, мы договорились, что в рамках рабочей группы создаются три такие подгруппы. Не хочу сказать, что это забюрокрачивание процесса, но мы готовы все те движения, которые органы исполнительной власти совершают, сопровождать нашей внутренней оценкой, в том числе с точки зрения площадки краутсорсинга, то есть насколько это эффективно, насколько это бизнесу может быть интересно, в режиме реального времени насколько это возможно. В общем, такое направление, которое мы хотели бы отметить, что вопрос финансирования – наверное, вопрос номер один с точки зрения поддержки экспорта на данный момент.

Д.А.Медведев: Ладно. Спасибо, Пётр Михайлович. Работа идёт, будем надеяться, что тоже результаты будут, тем более что важнейшие решения по этому поводу, по сути, приняты. Пожалуйста, вам слово, потом вам.

С.Н.Мироносецкий (заместитель генерального директора ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания»): Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Наша рабочая группа по повышению доступности к энергетической инфраструктуре начала работу с того, что, оказалось, у всех представителей и министерств, ведомств, и бизнеса было уже заранее подготовлено много разработок по направлению улучшения. И что удалось за тот период, когда мы заседали? Удалось найти практически по всем вопросам консенсус между предложениями бизнеса и предложениями федеральных органов исполнительной власти, причём и между ними тоже, потому что, оказалось, что предложения федеральных органов исполнительной власти иногда достаточно сильно друг от друга отличались.

Та карта, которая была подготовлена, в ней 33 мероприятия, из этих 33 мероприятий почти половина приходится на этот год. В настоящий момент те первые мероприятия, которые были прописаны, видимо, благодаря заделу, который существовал на момент разработки карты, министерствами выполняются, мы продолжаем мониторить. И Минэкономразвития, и Министерство энергетики, и Федеральная служба по тарифам – все подготовили свои предложения, которые вывесили на сайт и сейчас анализируются нами, для того чтобы сопоставить их с теми целями, которые ставились в дорожной карте. Но в данном случае я бы хотел предложить, чтобы не только уже при анализе готовой разработки, а при разработке министерства использовали механизм консультации с бизнесом, для того чтобы конечный документ уже был более проработан, подготовлен с точки зрения влияния и на бизнес, и исполнения тех задач, которые стоят перед дорожной картой. В остальном у нас дорожная карта всё-таки получилась, действительно, компромиссной. Там есть важные моменты для нас, в том числе и для бизнеса очень важные моменты – это вовлечение в оборот той электрической мощности, которая сейчас зарезервирована за потребителем, но не используется им. На текущий момент приходится строить дополнительные сети или дополнительные подстанции только потому, что этот объём не используется, то есть он зарезервирован за потребителем, и новому потребителю нужно построить. Это один из моментов, которые должны достаточно сильно упростить процедуру во многих местах, в том числе и в городе Москве. Нам не надо строить дополнительных подстанций, потому что они есть, но есть потребитель, за которым это зарезервировано. Это всё прописано в дорожной карте, прошло согласование министерствами. Вопрос сейчас только в контроле за исполнением данных вещей.

И сам механизм разработки дорожных карт показал свою эффективность благодаря большой работе BCG (спасибо им), и Агентство стратегических инициатив, и министерства сильно помогали. Но сама идея разработки дорожных карт должна, по нашему мнению, применяться несколько шире, то есть добавить туда кроме Doing Business такие направления, как вопросы развития теплоснабжения и так далее, расширять этот механизм постепенно. Нам кажется, что это правильно. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Я хотел бы обратить внимание на один неприятный момент для нас применительно к той карте, которой вы занимаетесь. Ну если посмотреть реализацию внедрения соответствующих видов деятельности, то по целевым позициям в этом самом рейтинге Doing business, по вопросам присоединения к электрическим сетям (это, конечно, такой очень рельефный момент) наша страна на 183-м месте. Если я правильно понимаю, это последнее место, даже не предпоследнее. То есть хуже нас нет нигде.

Если бы мне об этом сказали лет 20 назад, я бы просто не поверил. Да, у нас страна тяжёлая, потому что очень большая, климат очень разный. Но что мы будем хуже любых африканских стран, которые только-только начинают свой путь развития, не в обиду им будет сказано, что мы будем хуже многих новых экономик – это, конечно, просто полная беда.

Мы даже здесь такие цели себе ставим, может, не вполне амбициозные: если уж не в двадцатку войти, то во всяком случае подняться на какой-то достаточно приличный уровень. Хотя по присоединению к электрическим сетям цель весьма амбициозная – со 183-го спуститься на 18-е место. Сможем это сделать?

С.Н.Мироносецкий: Те механизмы, которые разработаны, состоят из нескольких частей, в том числе есть быстрые шаги, и я думаю, что мы уже в следующем году в результате реализации быстрых шагов сумеем подняться достаточно высоко по лестнице этого рейтинга, а 18-е место как целевая точка, я считаю, исполнима, но просто здесь надо всем вместе работать над ней.

Д.А.Медведев: Ну ладно, хорошо, давайте работать. Пожалуйста, тоже, по-моему, хотели…

Г.А.Архангельский (генеральный директор компании «Организация времени»): Глеб Архангельский, дорожная карта «Упрощение регистрации предприятий».

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Я бы хотел обострить две проблемы, которые будут актуальны для всех дорожных карт. Первая проблема – это проблема коммуникаций. Я когда начал вести рабочую группу, очень удивился, что наши госорганы, оказывается, не злодеи, и представители той же, например, ФНС, которые присутствуют у нас в рабочей группе, предложили абсолютно правильные и абсолютно разумные вещи: предложили отменить ряд бумажек, которые не нужны ни предпринимателям, ни, оказывается, налоговой – никому не нужны. Но проблема в том, что о прекрасных вещах, которые кто-то делает, никто не знает. Например, я был страшно удивлен, что у нас есть онлайн-регистрация предприятий. Мы думали, что в Сингапуре есть, в Новой Зеландии есть, а оказывается, в России есть.

Д.А.Медведев: Вы знаете, полезно, что мы сегодня встретились. Я тоже не знал, что она есть. Уже хоть одна такая хорошая информация. Как это сделать? Я могу сейчас, у меня тут везде онлайн, я человек современный, можно сейчас зарегистрировать?

Г.А.Архангельский: Я могу сказать, как. В Сингапуре Вы заходите в «Гугл», набираете register a company, видите сайт регистрационного органа, сразу регистрируете. В России Вы набираете «зарегистрировать компанию», первые 10 выдач в «Яндексе» Вы видите компании-регистраторы.

Д.А.Медведев: Ну да.

Г.А.Архангельский: То есть Вы не видите сайт nalog.ru. Если вы всё-таки найдете сайт nalog.ru, Вы в подраздел подраздела подраздела подраздела заберётесь и найдёте там регистрацию юридических лиц, продерётесь сквозь кладбище нормативных актов, которые там лежат (это не в обиду налоговой службе), дальше вы скачаете ППДРЮЛ (программа подготовки документации для регистрации юридических лиц). Этот ППДРЮЛ Вы установите у себя на компьютере, на айпаде Вы не установите, и тогда Вы пойдете ещё в Ростелеком получите электронную подпись, потому что без неё Вы не сможете, а где её получить – это не очевидно тоже, это отдельный квест, и дальше Вы зарегистрируете предприятие онлайн.

Д.А.Медведев: Ну, вообще, если говорить без иронии, тут действительно много хорошего выскакивает: как зарегистрировать за маленькие деньги, как офшор создать – это, понятно, вообще самое святое, что есть. Это, кстати, почти первое, что выскакивает: как зарегистрировать офшорную компанию, компанию в офшорной юрисдикции. Значит, в принципе это всё-таки можно сделать, если у тебя есть электронная подпись?

Г.А.Архангельский: Это можно сделать.

Д.А.Медведев: Ну вы делали?

Г.А.Архангельский: У нас двум членам рабочей группы дано задание сделать, получить.

Д.А.Медведев: Бьются уже не одну неделю?

Г.А.Архангельский: Я не рискнул.

Д.А.Медведев: Проще было в бумажной форме зарегистрировать.

Г.А.Архангельский: Проще доехать до 46-й налоговой и за полчаса зарегистрировать. То есть, я о чём хочу сказать? Это касается всех дорожных карт. У нас очень часто нормальная процедура… Вот, если взять чисто процедуру налоговую – это на самом деле 5 дней, а не 30, как считает Всемирный банк (там ещё наросты дополнительные: документы из фондов и так далее), это вполне вменяемый комплект документов, там ничего страшного, но народ об этом не знает, и мы выделили в рабочей группе в дорожной карте очень мощный блок – коммуникационный. Вопрос: где у нас комиксы, ролики на YouTube, где у нас мультики, где у нас сайты, которые раскручены и видны в поиске в первых местах, где у нас твиттер-каналы? Вот не могу не сказать комплимент: я знаю один чудесный твиттер – ФАС. Они в 7 утра пишут: «Вы спите? А ФАС не спит, ФАС расследует дело такого-то металлургического комбината». Это чудесно, их народ читает, это действительно здорово. То есть, первый момент – коммуникации. И второй момент…

Д.А.Медведев: Начинаете с 7 утра что ли?

Ответ: (неразборчиво)

Г.А.Архангельский: И второй момент очень важный – это мониторинг исполнения. Вот сейчас был спор: простаивают фуры на таможне или не простаивают. У нас такой же спор: а как в регионах? Вот 46-я налоговая в Москве, мы знаем, она удобная. Туда приходишь, там действительно всё очень понятно, удобно, электронная очередь. Больше 20 минут я там никогда не проводил, а я несколько предприятий регистрировал. Вопрос: а как в регионах? Не сложно на базе дружественных вузов, на базе АСИ, на базе предпринимательских объединений организовать мониторинг. Тайную закупку: сходите, пожалуйста, в местную налоговую и по анкете расставьте галочки, насколько удобной вы там нашли регистрацию. Сходите в местный «Яндекс» и найдите местный сайт регистрации компаний. Мы готовы это организовать. И, присоединяясь к предыдущим выступающим, - проблема в мониторинге того, что будет исполняться, а не столько в том, что мы напишем в дорожную карту. Это очень легко потом размыть и превратить опять в государственный абсурд, а вот именно мониторинг и постоянный канал обратной связи на базе ли МЭРТ, на базе ли АСИ – канал обратной связи с Правительством. Вот это, мне кажется, самое сложное и самое важное, и если Вы это поддержите, если будет этот канал, канал доступа к высшим силам, то это поможет. Может быть, дорожная карта будет чуть хуже, но результат от неё получить лучше. Вот это, мне кажется, очень важно. Спасибо за внимание.

Д.А.Медведев: Ну, если для использования канала доступа к высшим силам не нужно инфернальных технологий, то, конечно, я поддержу, это нормально. Вы правы в том, что зачастую, конечно, всегда вылезают наиболее уродливые вещи. Например, регистрация где-то может быть пройдена за пять дней, но в определённых структурах, определённых инспекциях это растягивается на месяцы. Естественно, у всех на слуху, в том числе у международных институтов, которые оценивают ситуацию у нас, наиболее одиозные примеры, сопровождаемые издевательством над предпринимателями, над людьми, которые что-то хотят сделать.

Хороших примеров хватает и, кстати сказать, даже вот эта тема, которую вы затронули, электронная регистрация – ведь это вопрос ещё популяризации. Вы сказали: где комиксы, где твиттер-каналы, где ещё какие-то возможности через социальные сети. Но здесь, уважаемые коллеги, я хотел бы к вам обратиться: ну нельзя же это всё на государство вешать! Всё, что делает государство, всегда скучно и бездарно, мы же с вами знаем. Вы люди все креативные, у вас у всех помимо этой общественной нагрузки, которую вы на себя взвалили, собственный бизнес, который позволяет вам что-то делать. Тем более что присутствие в социальных сетях не требует больших денег, могу вам по собственному опыту сказать. Абсолютно не сложно что-то там написать, да даже ролик какой-то снять, который там можно использовать. Зачастую ведь эти ролики становятся популярными, несмотря на трёхкопеечные затраты, поэтому я к вам как раз обращаюсь, ну и, конечно, к ведомствам, которые тоже должны этим заниматься. Но от вас, от предпринимательского сообщества, здесь зависит не меньше.

Ну чего? Как зарегистрировать-то?

М.В.Мишустин: Вы, когда посещали Сингапур и Вам показывали регистрацию в онлайне… Очень грустно, когда я это видел и не мог сообщить и даже Дворковичу (А.В.Дворкович, заместитель Председателя Правительства РФ) пытался звонить, что у нас это работает уже два месяца, с марта того года. По поводу онлайн-регистрации: началось это по Москве с апреля 2011 года и по стране (я Вам тогда коротко докладывал об этом) началось 30 мая этого года, то есть можно подать в онлайне регистрацию как на создание юридического лица, так и индивидуального предпринимателя. Всего за этот срок 10 500 компаний зарегистрировались в онлайне в электронном виде.

Д.А.Медведев: 10 500 – много уже.

М.В.Мишустин: В чём была проблема? Проблема была в том, что, к сожалению, электронного нотариата, который необходим по 129-му закону при соответствующем заверении ваших документов, не существовало, и поэтому необходимо было, чтобы нотариусы в Российской Федерации имели возможность проставить электронное ЦП. Это случилось, просто несколько месяцев назад, когда уже совместно с Минюстом мы это сделали. Соответственно, на сегодняшний день возможность… Я честно не разделяю Вашего мнения о том, каков интерфейс, – у нас работает 27 электронных сервисов, я просил бы посмотреть, я знаю, что Вы, Дмитрий Анатольевич, работаете, посмотрите, как это делается. Конечно, мы договорились с Вами, что мы улучшим, упростим, но эта система работает.

Второе, индивидуальные предприниматели. Как бы ни популяризировали на сайте (на сайте это просто горит), пытались говорить людям, – люди не хотят регистрироваться, не веря соответствующим электронным сервисам. Они идут обязательно подать в инспекцию.

Д.А.Медведев: Это вопрос привычки, конечно.

М.В.Мишустин: Всего зарегистрировано 900 индивидуальных предпринимателей за всё время.

Д.А.Медведев: То есть юридических лиц зарегистрировано, например, больше?

М.В.Мишустин: Да. Москва. Начала Москва это делать активно.

Третье. Всего существует два мотива по отказу по регистрации, основных два мотива: первый – не туда пришёл, второй – неполный комплект документов. И фактически на сегодняшний день в реестре 4,5 млн юридических лиц, из которых 2,5 млн недействующих. В том году по инициативе налоговых органов мы вынесли из реестра 450 тыс. таких недействующих.

И последнее, по поводу электронных сервисов и прочее. Абсолютно согласен с тем, что это надо популяризировать и прочее, но ставить KPI (ключевые показатели эффективности), чтобы только все через электронный вид подавали, достаточно сложно.

И ещё один момент. Приезжала группа с господином Лопесом, которая отвечает в Doing Business в Мировом банке за всю процедуру оценки, которая даётся в рейтинге, в том числе и за регистрацию. Это было три недели назад, и вот – министр знает об этом – встречался Антон Германович (А.Г.Силуанов – министр финансов Российской Федерации) с ними. Мы возили их в 46-ю инспекцию. Они были крайне поражены (две девушки из бывших стран соцлагеря), когда увидели, как это работает пять дней. Более того, они просили (из-за этого 30 дней нам делают) оригиналы постановки на учёт в фондах. Я не понимаю, зачем оригиналы. В электронном виде с 2002 года всё абсолютно отдаётся. Они говорят, нет, пока вы оригинал не получите... Я говорю, как же так? Пять дней – и вы получаете, по стране, срок – в законе 129 жёстко эта мера стоит, и если налоговые органы… Причём я вот что ещё хочу сообщить: какая разница, где в стране? Если где-то на шестой день – можно подать на налоговую инспекцию, налогового инспектора, который не совершил это, соответствующий административный штраф. Поэтому не это проблема. Проблема Мирового банка в оценке рейтинга по регистрации следующая: первое – это количество дней по постановке фонда, второе – это сложность открытия счёта (Дмитрий Анатольевич, они это считают), третье – предвзятое отношение к Российской Федерации.

Д.А.Медведев: Ну третье я не комментирую. Я с вами в принципе согласен, потому что оно есть, и мы это знаем тоже. Мы не идеальные, но и они ведут себя паскудно зачастую. Но вопрос сейчас не в том, как нас оценивают. Мы будем меняться, надеюсь, и они будут меняться. Но меня всё-таки что интересует, по поводу электронной подписи, – а без неё никак нельзя это сделать? Мы когда, кстати, этим занимались в Сингапуре, о котором здесь говорят, там же не используется электронная подпись.

М.В.Мишустин: У нас одно из предложений в дорожной карте – возможность зарегистрировать предприятие на сайте без электронной подписи, а с удостоверением личности прийти за готовым комплектом документов.

Д.А.Медведев: Я, собственно, это и хотел предложить, потому что оформление соответствующих пакетов, если нет ЭЦП, может быть очень быстро сделано через электронные средства, а потом ты уже должен себя определённым образом легитимировать, показать, что ты действительно нормальный человек, нормальный гражданин и будешь отвечать по предприятию.

М.В.Мишустин: Извините, ради бога, так уже можно. Уже можно. Сегодня пакетом ИП, пожалуйста, подаётся. Потом приходишь и получаешь физически. Почему сейчас мы просим ЭЦП? Дмитрий Анатольевич, Вы прекрасно понимаете – сроки. 129-й закон обязательно налагает сроки, и без идентификации удостоверения…

Д.А.Медведев: Нет, я сейчас не говорю… У нас всё-таки действительно… Мы не в Сингапуре, на самом деле у нас народ такой в этом смысле изобретательный, что то, что не делают в Сингапуре, у нас точно сделают и это будет просто великолепным примером того, как можно манипулировать этой системой, и, соответственно, её дискредитацией. Я имею в виду, чтобы действительно разорвать, собственно, электронное оформление всех документов и уже, собственно, факт регистрации под конкретного человека. Мне кажется, это вполне можно. Если это работает, слава Богу, я готов проверить это. Вы мне пришлите ссылку на сайт и куда там заходить, проверим. Я готов даже зарегистрировать что-то, а потом кто-нибудь придёт за получением результата. Хорошо? Так, вы хотели, по-моему, что-то сказать? Будем потихонечку уже завершать.

О.А.Скуфинский (председатель комитета Торгово-промышленной палаты по оценке и экономике недвижимости): Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Мероприятия нашей дорожной карты «Оптимизация процедур регистрации собственности» позволят переместиться нам с сегодняшнего неплохого 45-го места на четвёртую позицию за счёт следующих новаций. Мы планируем сократить количество процедур с пяти до одной уже в 2015 году, срок регистрации – с существующих 43 дней до семи в 2018 году и предлагаем зафиксировать затраты заявителя на уровне государственной пошлины.

Нашими ключевыми инициативами являются следующие: формирование единого реестра вместо тех двух, которые существуют и других реестров, – единый реестр недвижимости. Второе. Перевод документов в электронный вид. Сегодня документы ползают по системе в бумаге, завтра они должны летать в электронике. Следующее. Мы хотим обеспечить принцип экстерриториальности – возможности подачи заявления предпринимателями в любой точке нашей страны и на регистрацию любого объекта. Следующее. Обеспечить информационную интеграцию с судами и нотариатами, потому что многие риски вытекают из отсутствия такой информационной интеграции с судебной системой и нотариатом.

Следующее. Важная инициатива – возможность регистрации через интернет. Также мы планируем усилить гарантии зарегистрированных прав через различные механизмы. Считаем важной инициативой уйти от заявительного принципа формирования кадастрового учёта и системы регистрации к обязательному, потому что многие предпринимательские риски вытекают из того, что у нас ресурс, который сегодня есть, и неполный, и недостоверный. Достаточно сказать, что 29 млн земельных участков сегодня не имеют в кадастре границ, не говоря о том, что земля, здания и правообладатели сегодня разорваны. Отсюда и финансовые риски, и налоговые, и судебные, кстати.

Также мы планируем систему мер по полной клиентоориентированности системы. Здесь интеграция с МФЦ и разрыв фронт- и бэк-офисной части. Также мы планируем за счёт публичности и повышения ответственности регистратора усилить мотивационную компоненту: сделать, например, публичный реестр регистраторов. И как раз то значительное количество отказов и приостановок, с которыми сегодня сталкивается предприниматель, перевести в публичную плоскость. И конечно же, то, о чём Глеб (Г.А.Архангельский) уже сегодня говорил, – это разъяснительная компонента. Очень важна акцентированная работа в СМИ, удобные веб-сайты и навигационные сервисы для клиента. В итоге к 2018 году мы планируем 70% услуг перевести в электронный вид, время ожидания в очереди с сегодняшнего часа сократить до 10 минут и систему предварительной записи на приём сократить до одного дня (сегодня это 20 дней, а иногда и два месяца). И также информированность населения и предпринимателей о тех сервисах, которые есть, до 70% поднять.

Очень важная позиция, уважаемый Дмитрий Анатольевич, то, что сегодня существуют риски для нашего движения – это поправки в Гражданский кодекс, в части обязательного нотариального удостоверения, мы на это хотели бы обратить внимание. Очень внимательно на эту часть смотрели на рабочей группе, на других площадках. И здесь, полагаем, целесообразно идти не по пути обязательности нотариата, а по пути создания преференций, потому что с момента принятия закона о регистрации за 14 лет государство инвестировало неплохие средства в систему государственной регистрации прав, и сегодня система неплохо справляется с этими обязанностями. Конечно, есть над чем работать, но к 2018 году она станет лучшей в мире – по сути, мы планируем занять четвёртую позицию. И на что здесь важно обратить внимание: страны с традиционным нотариатом, Франция, например, занимает 149-е место в мире, Германия – 77-е, а у нас 45-е.

Д.А.Медведев: То есть французы похуже нас смотрятся в рейтинге?

О.А.Скуфинский: Похуже, Дмитрий Анатольевич. Просим поддержать эту инициативу.

Д.А.Медведев: Здесь ведь знаете в чём вопрос? Я просто сижу и думаю (я довольно много занимался тоже нашим Гражданским кодексом, новой редакцией), что здесь всегда есть доводы и за, и против. С одной стороны, вы абсолютно правы. Чем больше формальностей, тем сложнее, соответственно, всё это сделать, труднее заниматься, собственно, бизнесом, и регистрация права собственности превращается в муку или во всяком случае в тяжёлую, трудозатратную и дорогостоящую процедуру. На самом деле это вроде бы формальный момент. С другой стороны, нотариат при всех своих издержках – это, конечно, довольно серьёзная защита от мошенничества. И может быть, с точки зрения Doing Business это плохо в чистом смысле этого слова, а с точки зрения доказательной базы для суда, для последующей защиты от нарушения права собственности – это скорее плюс, почему многие страны и сохраняют эту систему нотариата. Может быть, вы и правы. Я просто не готов сейчас сказать, может быть, действительно лучше создавать систему преференций, привилегий, – если ты, допустим, используешь систему нотариального удостоверения, у тебя там есть какие-то дополнительные возможности или облегчаются какие-то процедуры доказательственные, – но в любом случае это выбор между двумя этими моментами.

Так, коллеги, я уже хотел бы от вас потихонечку… Ну тогда буквально по две минуты. Пожалуйста, закончите.

Реплика: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Мы сейчас обсуждаем федеральную проблематику взаимодействия бизнеса и государства, и за это вам большое спасибо: за поддержку этого проекта и предпринимателей, которые в этой работе принимают участие. Но не секрет, что с большим количеством проблем бизнес связывается и на уровне регионов и муниципалитетов, и агентства сейчас реализуют аналогичный проект по улучшению инвестиционного климата в регионах – это стандарт деятельности региональных властей по созданию благоприятного инвестиционного климата. Стандарт – это 15 практик, которые показали свою успешность в наиболее продвинутых регионах с точки зрения привлечения инвестиций, и агентством совместно с деловыми ассоциациями и сформированным при агентстве клубом лидеров формируются аналогичные рабочие группы, которые отслеживают реализацию этого стандарта сейчас в 12 пилотных регионах. В соответствии с поручением Президента нам до конца этого года совместно с Минрегионом необходимо подготовить предложение по масштабированию этого стандарта во всех регионах Российской Федерации.

Я должен сказать, что диалог регионального бизнеса и региональных властей идёт достаточно сложно, и часто этот диалог далёк от взаимопонимания. И я бы предложил провести совещание, аналогичное сегодняшнему, с руководителями региональных групп, которые созданы в пилотных регионах, с тем чтобы обсудить проблематику уже региональную. И даже сам факт проведения такой встречи даст и агентству, и предпринимателям значительную поддержку и упростит дальнейший диалог. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. Я абсолютно согласен с тем, что не только на федеральном уровне коренятся все проблемы. Масса проблем существует на региональном и муниципальном уровне. Надо подумать, каким образом это сделать. Я сначала предложу, Андрей Рэмович (А.Р.Белоусов), вам на эту тему посмотреть и провести соответствующее мероприятие по региональной и муниципальной проблематике. И если потребуется, я потом сам подключусь. Пожалуйста.

А.С.Галушка (президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»): Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги!

Дорожная карта по совершенствованию антимонопольного законодательства и развития конкуренции. Сам факт формирования такой карты показывает, что национальная предпринимательская инициатива как метод работы идёт вширь, то есть это не только вопросы, связанные с административными барьерами, но и вопросы, связанные с развитием конкуренции. При этом у нас достаточно много документов: ранее принятые есть, соответствующее антимонопольное законодательство, программа развития конкуренции, которая провозглашает верные принципы и идеологемы такого развития.

В глобальном рейтинге Global Competition Review Федеральная антимонопольная служба занимает 19-е место среди 40 антимонопольных служб мира. В чём особенность нашей карты? Почему она сегодня создаётся? Фактически это взгляд снизу, взгляд с точки зрения проблем правоприменения, соответственно и приоритеты, и ключевые мероприятия формируются предпринимательским экспертным сообществом исходя из проблем правоприменения. Что главное? Сегодня, уже после старта работы группы и двух-, трёхнедельной работы, очень явно просматривается: первое – антимонопольное законодательство. Предложение группы состоит в либерализации контроля экономической концентрации. Сегодня в России в 2011 году, в частности, было рассмотрено 3 тыс. сделок и согласовано с ФАС. Если посмотреть практику европейских стран, Соединённых Штатов Америки, то в среднем это 300–400 сделок в год. В результате избыточное согласование сделок создаёт неоправданное административное давление прежде всего на малый и средний бизнес. Конкретные предложения о том, как такую либерализацию провести, уже первый пакет таких предложений подготовлен.

Второе – ситуация в регионах. У нас регионы разработали программы развития конкуренции. И мы сегодня видим, что в регионах складывается разная практика развития конкуренции. Мы много знаем о худших практиках, но сегодня явно есть и лучшие практики. И когда в Петербурге создают одно окно по регистрации предприятий и оно реально работает и упрощает жизнь бизнесу, позволяет создаться новым компаниям, развиваться конкуренции. Когда в Липецке или Курске на аутсорсинг передают государственные услуги и в тех секторах, где не было в принципе конкуренции, развивается бизнес и развивается конкуренция. Когда формируется публичный и доступный для бизнеса план государственных закупок – это для некоторых граждан вообще является основанием заняться бизнесом, знание о том, что будет государство закупать, как это сегодня делается в Ульяновске. И из этого вытекает предложение о формировании систематизированного свода лучших региональных практик и обобщении их в некотором стандарте развития конкуренции на региональном уровне, дух и смысл которого состоит в том, что должна быть презумпция лучших практик: не в отдельных регионах, а массовым явлением они должны стать.

Третье предложение рабочей группы – оценка регулирующего воздействия, новый для России институт, который уже доказал свою состоятельность. Сегодня он касается в основном только проблематики административных барьеров, предложение группы состоит в том, чтобы распространить на вопросы конкуренции.

Сформирован очень интересный кейс. В Австралии в течение семи лет была проведена одна из лучших реформ в мире, ОСЭР (Организация экономического сотрудничества и развития) это отмечает, по инвентаризации всей нормативно-правовой базы, которая ранее была наработана, на предмет того, где она удушает и мешает развиваться конкуренции. Да, потребовалось время, потребовались деньги, семь лет в Австралии это делали, но если посмотреть на плоды этой работы, то мы видим, что рост ВВП в Австралии, допустим, за 2011 год – это 4,25%, один из самых высоких в странах ОСЭР. И по оценке ОСЭР, выгода всего общества составляет порядка 2,5% ВВП или 6 тыс. долларов США в год на семью, на домохозяйство, за счёт снижения издержек для населения и для бизнеса. Да, сложная реформа, долгая, но эффект её сегодня очевиден, и ОСЭР рекомендует это как лучшую международную практику.

Четвёртое. Что волнует бизнес? То, что приходится конкурировать с административным ресурсом, что приходится конкурировать с ГУПами, МУПами, государственными компаниями. В этой связи мы договорились с Общероссийской общественной организацией «Опора России» составить реестр ГУПов и МУПов, которые работают на конкурентных рынках, и, понимая, где работают такие компании на конкурентных рынках, предложить поэтапную программу вывода с конкурентных рынков ГУПов и МУПов.

Пятое. Регулирование естественных монополий. Мы, Дмитрий Анатольевич, запускаем краутсорсинговую площадку и по этой группе развития конкуренции. И сегодня, уже даже в начале запуска этой площадки, когда мы только об этом объявили, очень интересная реакция вот в этой части – в части естественных монополий. Коллеги просто присылают фотографии офисов компаний естественных монополий в регионах и задают логичный вопрос: а почему мы как потребители должны оплачивать это сверхпотребление, нельзя ли его рационализировать? И главный лейтмотив этих предложений: хотелось бы, чтобы как инвестиционные, так и операционные расходы компаний естественных монополий раскрывались, были доступны обществу, чтобы можно было увидеть, что и почём закупается как в инвестиционных, так и в операционных целях.

Кроме того, коллеги обращают внимание, что это же компании с гарантированной доходностью, они первоклассные заёмщики. Почему повышаются тарифы, а не используются кредиты для удовлетворения инвестиционных потребностей? И коллеги обращают внимание на так называемое RAB-регулирование. Что очень важно, знаете, тонкая настройка этого RAB-регулирования, потому что сегодня на всю массу активов начисляется эта доходность, а ведь смысл в чём? Что она только на профильные активы должна начисляться, а непрофильные активы либо должны в рынке работать и сами зарабатывать нормальный доход, либо продавать их нужно. В результате потребитель даже через RAB-тарифы оплачивает и непрофильные активы. Это те ключевые проблемы, которые коллеги отмечают в части естественных монополий. Но самое главное – это раскрытие информации.

И последние два тезиса. Конечно, вопрос развития конкуренции имеет свою отраслевую и рыночную специфику. От отрасли к отрасли, от рынка к рынку – свои очень специальные, очень конкретные проблемы. Берём ли мы сферу нотариата, где всё очень представляется чрезвычайно монополизированным и неэффективно устроенным или сферу гособоронзаказа, – везде они достаточно специфичны. И, конечно, такая работа шаг за шагом по наиболее крупным отраслям и рынкам должна тоже проводиться, но сразу всё не охватить.

И последнее, Дмитрий Анатольевич, – вывод, который уже сегодня в рамках рабочей группы очень ясно сформулировался. Развитие конкуренции – это не только задача Минэкономразвития или Федеральной антимонопольной службы, это задача и всех отраслевых министерств и ведомств, регионов и муниципалитетов. И развитием конкуренции точно так же должны заниматься министерства здравоохранения и труда в пределах своей компетенции. Вот первичные, предварительные итоги трёхнедельной работы нашей группы.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Я хотел как раз вас попросить уж тогда несколько слов прокомментировать, Игорь Юрьевич (обращаясь к И.Ю.Артемьеву), и я буду завершать. Пожалуйста.

И.Ю.Артемьев (глава Федеральной антимонопольной службы России): Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Так действительно случилось, что мы седьмой год будем получать международный рейтинг, и он в нашей сфере принимается в рамках (неразборчиво)  из 140 стран. Я сейчас не буду говорить, высокий он или низкий, это не предмет сегодняшнего обсуждения, но думаю, что наше Министерство экономики уже изучило все организации, которые делают, по каким методикам, и знают глубоко, как это всё происходит.

Наш опыт подсказывает, и я хочу на это обратить внимание, что очень часто они начинают понимать, что Россия – не вполне обычная страна, мы не Вьетнам и даже не Франция. Мы страна очень большая, во-первых. Во-вторых, страна, к сожалению, с не очень развитой коммуникацией, в частности железнодорожной, дорожной, и это создаёт особую структуру рынков. Например, у нас тысячи рынков там, где, скажем, в Германии может быть один общий рынок или даже единый рынок ЕС. И они готовы рассматривать эти особенности, если мы будем находиться с ними в контакте, принимать и дополнительные различного рода параметры, которые тоже будут ложиться в основу рейтинга именно потому, что мы очень непохожи на подавляющее большинство стран, с которыми мы конкурируем чисто по цифрам в рейтинге.

Мы могли бы добиться многого. Прежде всего нужно добиваться содержательно, конечно, о чём сегодня идёт разговор, но нужно и объяснять, разъяснять, доказывать и так далее, причём, я подчёркиваю, в постоянном режиме – и в переписке по электронной почте, и используя современные каналы телекоммуникации это стоило бы делать. Нам бы это существенно помогло в нашей работе. Это первое, о чём бы я хотел попросить. И здесь, конечно, у Андрея Рэмовича (А.Р.Белоусов) огромное поле работы, потому что, мне кажется, этим давно не занимались. За последние 20 лет были другие проблемы, а сейчас мы действительно хотим уже, чтобы признали то, что существует в нашей стране. Очень многое здесь можно привести.

Второе. Я просто хочу попросить, когда касается таких вещей… Развитие конкуренции – это здорово, но мы – надзоры, например, с налоговиками, с другими службами… Вряд ли стоит приглашать уважаемых коллег, с которыми мы судимся по пять лет подряд, именно как главных каких-то представителей предпринимателей. Конфликт интересов существует. Я убеждён, что между бизнесом и чиновниками нет конфликта интересов, о чём говорил сегодня Виталий Юрьевич (В.Ю.Сурвилло). В глобальном смысле мы хотим одного. Но если уж мы друг друга настигли в судах и бьёмся там не на шутку, а всерьёз по пять лет, и потом это будет какой-нибудь главный представитель, который будет мне рассказывать, как на самом деле надо работать… Можно, конечно, таким путём идти, но скорее всего просто будет недопонимание. Я просто хочу обратить внимание, что при формировании рабочей группы хотелось бы, чтобы это всё происходило как-то более… Это, конечно, к Александру Сергеевичу не имеет отношения, я подчеркиваю, просто есть люди, что называется... Поэтому это тоже надо учесть.

Д.А.Медведев: А кому Вы это адресуете из здесь присутствующих?

И.Ю.Артемьев: Из присутствующих – никому, но к составу рабочей группы у меня, к двум гражданам есть два конфликта интересов, они серьёзные. Я даже думаю, что Вы вспомните, Дмитрий Анатольевич, но не хочу сейчас публично об этом говорить.

А третья тема касается… Конечно, об этом тоже справедливо Виталий Юрьевич и другие говорили. На самом деле, когда мы всё это реформируем, мы должны иметь в виду Таможенный союз, потому что в нашем-то случае у нас происходит формирование единого наднационального органа, и сейчас решения принимаются какого рода? Я даже не знаю, что от ФАС останется. Потому что, вообще говоря, бо́льшая часть компетенций уже действительно передаётся в рамках этого выбора этому наднациональному органу. И сроки очень короткие – это может быть уже через год. Поэтому, конечно, всё, что решается там, а там идёт гармонизация очень серьёзная, на самом деле должно тоже зависеть от того, что предприниматели скажут здесь, и аналогично – наоборот. Поэтому это надо очень сильно связывать прежде всего через Министерство экономики, но во всяком случае пока это не очень связано вообще ни в каком смысле, поэтому надо просто здесь двигаться. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Теперь, комментируя сначала антимонопольное регулирование. Оно, конечно, в этом смысле у нас тоже весьма своеобычное, у нас страна с довольно посредственным, мягко говоря, предпринимательским климатом, как известно, и в то же время с весьма неплохой системой антимонопольного регулирования. И мы на этот парадокс обращали внимание, когда не так давно заслушивали руководителя Антимонопольной службы. Действительно, все оценивают наше законодательство и работу Антимонопольной службы весьма высоко, и уже сейчас это хорошие призовые места внутри соответствующих рейтингов, и в то же время это никак не отражается на нашем климате. На мой взгляд, здесь проблема как раз ровно та, о которой только что говорил Александр Сергеевич (А.С.Галушка) здесь. Это проблема не только антимонопольного органа. Если один антимонопольный орган говорит: давайте за конкуренцию, а все остальные делают только одно – эту конкуренцию максимально суживают, исходя из естественного понимания своих служебных интересов, не важно, чем они занимаются, то, конечно, в такой стране будет не очень хороший бизнес-климат, но в то же время будет хорошее антимонопольное законодательство. Поэтому я уже как-то на заседании Правительства сказал, что начинать надо с себя, и в том числе я имею в виду конкретные министерства, которые отвечают за регулирование тех или иных отраслей хозяйственной деятельности.

По поводу свода лучших региональных практик, я это хотел бы поддержать, мне кажется, это правильно. Оценка регулирующего воздействия – тоже справедливо. Мы довольно неплохо всё это оценивали недавно во время заседания Правительства на эту тему.

Я не буду все, естественно, здесь комментировать, но по поводу регулирования по соответствующей методологии RAB и соответствующих тарифов - мы много приложили сил для того, чтобы перейти на неё. Сейчас перешли и никому не нравится. Все говорят, что она всё равно всё извращает, что она неточная, что она неправильная. Надо на это обратить внимание. Я хотел бы Александр Валентинович (обращаясь к А.В.Новаку – министру энергетики Российской Федерации), Вам этот вопрос адресовать и некоторым другим коллегам, которые этим занимаются, и ещё, наверное, Министерству экономического развития. Мы действительно очень активно этим занимались, но пока результат не вдохновляет.

И, наконец, последнее, о чём сегодня уже говорили, – по поводу передачи целого ряда функций Таможенному союзу, органам Таможенного союза и другим наднациональным структурам, которые будут возникать. Это реальная проблема даже в тех областях, где у нас всё выглядит неплохо, как, например, в регулировании антимонопольных расследований, в регулировании монополистической деятельности. Если говорить откровенно, то передача соответствующих функций в наднациональный орган может нас не поднять, а опустить вниз, потому что, скажем прямо, у наших коллег здесь всё не слава Богу, и в этом смысле у нас лучше. И я без лишней скромности скажу: у них, наверное, там неблестяще, но у нас лучше, хотя и у нас там проблем достаточно. Поэтому нужно сделать всё, чтобы передача соответствующих функций регулирования антимонопольных расследований, ограничений монополистической деятельности не сопровождалась для нас деградацией тех результатов, которые были уже достигнуты. В этом случае лучше уж подождать даже чего-то. Не знаю, там у нас есть сроки, конечно, но прежде чем это делать, нужно взвесить все за и против.

А так, уважаемые коллеги, я хотел бы вас поблагодарить. Мне было интересно, я действительно хотел вас всех послушать. В целом картинка такая пёстрая, но однозначно она не безнадёжная, и движение вперёд есть по всем направлениям, даже там, где нас не вполне устраивают результаты.

Из практических вещей: я конечно все поручения подпишу, одну карту мы возвращаем на доработку, ничего в этом страшного я не вижу. Давайте договоримся вот о чём: все присутствующие, те, кто работает над картами, и те, кто уже свои карты подготовил и которые уже мной утверждены, если у вас всё-таки возникнет ощущение, что там значительная часть позиций не срабатывает, я готов к этому вернуться. Давайте сядем за стол, посадим министра экономического развития, вы покажете позиции, которые не работают, вы покажете позиции, которые в результате бюрократических процедур были размыты, и мы снова их переформулируем. Позовём ведомства, договоримся с ними, ну а если не договоримся, примем уже какие-то командирские решения. Всем большое спасибо.

Просмотров: 1011 | Добавил: Самарчанка | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1 Самарчанка   (28.07.2012 20:10) [Материал]
Предприниматели намерены установить жесткий контроль за деятельностью силовых структур
Готова концепция федерального закона об Уполномоченном по защите прав предпринимателей. После его принятия у бизнес-омбудсмена появятся широкие полномочия - вплоть до права приостановить решения госорганов, затрагивающие интересы предпринимателей. Соответствующее заявление в Уфе на втором выездном заседании общественного совета Центра общественных процедур "Бизнес против коррупции" сделал Уполномоченный по защите прав предпринимателей в России Борис Титов.

- Все проблемы предпринимателей одномоментно не решить, - констатировал он. - Мы предпочитаем двигаться "по пути малых дел", работаем индивидуально с каждым предпринимателем, чтобы выстроить общую стратегию.

Ощутимые результаты, по словам Бориса Титова, уже есть. Так, по результатам предыдущего выездного заседания Центра "Бизнес против коррупции", состоявшегося в Астрахани, от уголовного преследования были освобождены пятеро предпринимателей, для одного из которого общественники даже добились пересмотра приговора.

Всего же в Центр поступило уже более 140 обращений, шесть из них - от башкирских предпринимателей. Бизнесмены жалуются на работу практически всех органов власти, силовых структур и надзорных ведомств.

В Уфе участники выездного заседания наглядно продемонстрировали, насколько непримиримую позицию они заняли по отношению к тем, кто притесняет предпринимателей. Были рассмотрены три жалобы, представляющие во многом типичные проблемные ситуации, в которые попадают деловые люди. За защитой обратился молодой бизнесмен Павел Усов, со дня на день ожидающий, что его могут по решению суда выдворить из помещения, которое он купил и даже успел оформить в собственность. Прежний собственник умудрился перепродать эти площади... своей же фирме. Несколько раз суды принимали сторону Усова, но недавно очередной служитель Фемиды принял противоположное решение. Кстати, на спорных "квадратах", помимо бизнесмена Усова, располагается еще и подростковый клуб, которому тоже некуда податься.

Автор второго обращения Руслан Фатхутдинов, подозреваемый в мошенничестве и обмане дольщиков, рассказал, что в такую малоприятную ситуацию попал по роковому стечению обстоятельств: сначала из-за бюрократических препонов не смог в срок оформить документы, а потом из-за обращения дольщика в суд готовый фундамент продали с аукциона почти за бесценок. Тем временем коммерсант изо всех сил старается вернуть средства пострадавшим дольщикам.

Больше всего споров вызвало дело Анатолия Меркулова, который сейчас находится в СИЗО также по обвинению в мошенничестве. При этом, по словам адвоката, врачи нашли у предпринимателя ряд серьезных заболеваний, требующих срочного лечения. Однако в ответ на требование Бориса Титова освободить бизнесмена представители МВД и СКР возразили, что он находится в заключении по решению суда, поскольку может оказывать давление на свидетелей.

- И среди предпринимателей, и среди правоохранителей есть разные люди. Давайте думать не о защите мундира, а прежде всего устанавливать истину, - резюмировал обсуждение Титов.

По данным, которые предоставил депутат Госдумы Рафаэль Марданшин, в 2011 году в России по статье 159 УК РФ ("Мошенничество") было осуждено около 25,5 тысячи предпринимателей. - 159-я статья стала своего рода дубинкой в руках правоохранителей против предпринимателей, - считает Рафаэль Марданшин. Нужно ее скорректировать. Законопроект по этому поводу уже внесен на рассмотрение в Госдуму России. Его суть - сформулировать более четкое определение мошенничества, чтобы можно было точно отличить уголовно наказуемые деяния от частых казусов в гражданско-правовых отношениях. Кроме того, мы выступили с предложением возбуждать уголовные дела по этой статье лишь по заявлению потерпевшей стороны.

Добавим, что по итогам визита Титова в Башкортостан принято решение создать в регионе свой Центр общественных процедур, который возьмет на себя защиту прав бизнес-сообщества.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020